ТЕКСТ АННЫ ОПЫХТИНОЙ

«Мы оказались тем самым Моргенштерном»: интервью с абсолютными победителями конкурса «Урок для учителя»
Школу часто критикуют за чрезмерную стандартизацию обучения, а учителей — за старые программы и темы, которые никак не связаны с повседневной жизнью. Чтобы обновить систему образования и создать сообщество талантливых преподавателей, в НИУ ВШЭ организовали конкурс «Урок для учителя». Его цель — объединить педагогов с разным бэкграундом в команды, чтобы разработать и реализовать проекты новых междисциплинарных занятий.

Команда «Мы просто космос», которая стала абсолютным победителем конкурса в этом году, рассказала «Своими словами» о том, какие навыки могут получить учителя в таком соревновании.
Алина Фролова

Живёт в Чебоксарах, преподаёт около 8-ми лет. Начинала как репетитор для младших классов по разным предметам, потом сконцентрировалась на ЕГЭ по обществознанию и открыла ИП.

«Участвовать в конкурсе было очень импульсивным решением. Когда ты индивидуальный предприниматель и один работаешь онлайн, то понимаешь, что конкурс — это способ вылезти из своей "конуры", пообщаться с другими людьми, посмотреть, насколько твоя компетенция котируется в профессиональной сфере, какой ты преподаватель. Это был вызов себе. Кроме того, я очень хочу заниматься научной деятельностью: у меня была мечта пойти в магистратуру, аспирантуру, писать научные работы. Поэтому, когда увидела, что в качестве приза за победу в конкурсе дают поступление в магистратуру ВШЭ, я сразу примерила на себя эту роль магистранта и захотела выиграть».


Александр Матвеев

Живёт в Москве, работает в школе №2120, до этого работал в Петрозаводске. Преподаёт историю, обществознание, экономику и право около 10 лет.

«Присоединюсь к словам Алины: конкурс — это некий вызов себе. Я как специалист состоялся в своей профессии: у меня за плечами есть и финал «Учителя года» города Москвы, и победы в других конкурсах различного уровня. Поступление в магистратуру не было приоритетом, потому что я заканчиваю её в данный момент, но, тем не менее, обмен практиками и погружение в сообщество — это достаточно увлекательный опыт. Очень хорошо, что есть возможность его получить и разделить с единомышленниками».


Катерина Сорокина

Живёт в Москве, работает в Московском техникуме креативных индустрий имени Л. Б. Красина. Преподаёт дисциплину «Менеджмент» на специальности «Издательское дело», раньше преподавала финансы и консалтинг, общий педагогический стаж — более 25 лет.

«О конкурсе я узнала благодаря нашему замдиректора по качеству, который находит для наших преподавателей всяческие конкурсы и призывает нас участвовать. В этот раз откликнулось только двое — я и мой коллега, он работал в другой команде. Магистратуру я в начале не рассматривала, но потом увидела "Филологию" в НИУ ВШЭ и загорелась, так что, если возрастного ограничения не будет и меня возьмут, я пойду».


— Какую тему вы развивали в проекте урока и как выбрали её?
Алина:
— Конкурс — это пространство, где у тебя есть свобода. Почему бы не взять самые смелые темы и не поговорить о том, что лежит вне обычных уроков? Мы задумались, что вообще сейчас волнует школьников, что в их среде сейчас происходит? Конечно, сразу вспомнили Моргенштерна, поняли, что это довольно неоднозначная личность и прикольно бы было проанализировать его творчество с точки зрения обществознания, посмотреть, почему он такой популярный.
Суть не в том, чтобы говорить только про Моргенштерна, а в том, чтобы научить детей мыслить критически
и понимать, что у каждого события есть причина, а также познакомить их с постиндустриальным, постмодернистским обществом, воплощением которого является творчество этого исполнителя.
В итоге наша тема звучала как «Герои нашего времени», и мы говорили об инфлюенсерах, которые создают свой образ, чтобы влиять на нас и на общество.
Александр:
— Если вы имеете заявку на победу и конкурентоспособны, то нужно, конечно, думать о трендовых вещах — о чём сегодня говорят
и школьники, и взрослые, что на повестке дня. Я присоединился
к команде чуть позже, но предложил примерно те же идеи и тех личностей, о которых уже шла речь. Мы были на одной волне, и это очень важно, как мне кажется.
— Как вам удалось прийти к междисциплинарности?
Алина:
— С обществоведческим аспектом, конечно, было легче всего:
вот она — современная жизнь, вот — современное искусство.
История — это опыт, а для нас — возможность увидеть
причинно-следственные связи, поэтому мы начали рассматривать известных личностей прошлого: Чарли Чаплина, Коко Шанель и «The Beatles». В то время у общества была определённая потребность, поэтому эти личности «выстрелили». Катерина подсказала нам очень изящный вход в литературу, напомнив, что есть литературный жанр автофикшн, в рамках которого автор «создаёт» свой образ в реальных обстоятельствах, проживая реальные события своей жизни. Творчество, образ, то, что Моргенштерн сам про себя говорит — и есть материал для изучения. Так получился урок, основанный на трёх дисциплинах.
— В чём состоял урок и на какие образовательные тренды опиралась его цель и структура?
Катерина:
— Мы подготовили видеоролик, чтобы сэкономить время, задать тон, объяснить, о чём будет идти речь, и не использовать при этом приемы фронтальной педагогики. Затем у нас был продуман интерактив, в который дети очень активно вовлекались. Мы разделили модерацию: два преподавателя общались с учениками, а третий смотрел, что происходит в чате. Никого подбадривать не пришлось: нужно было только быстро-быстро читать ответы ребят, снимать поднятые руки
и присылать дополнительные материалы в чат.

Александр:
— Мы достаточное внимание уделили содержанию урока, но сама презентация и мультимедийная наполненность не была для нас самоцелью. Это был лишь опорный материал. Определяющим фактором нашего успеха стала дискуссия, выстраивание доброжелательного отношения друг к другу — то, что я могу назвать «гуманистической педагогикой», это будет в тренде всегда.

Алина:
— Ещё мы опирались на такой тренд в образовании, как затрагивание новой темы, где у учеников отсутствовал страх ошибки. По моему мнению, то, что мешает школьникам сейчас двигаться вперёд
и проявлять свой интерес к обучению, — это страх ошибки: «а вдруг
я скажу неправильно?», «а вдруг я скажу глупость?». А у нас такая неоднозначная тема, что ошибиться нельзя, если просто высказать своё мнение. Этот настрой помог начать дискуссию и включить в неё школьников. Ещё важна эмоциональность: мы говорим о жизни и вещах, которые реально волнуют ребят. У кого-то из них Моргенштерн вызывает отрицательные чувства, а внутренний голос говорит: «Преподаватели говорят про Моргенштерна! Что ж это такое?» Это тоже эмоция, реакция, поэтому школьник что-то скажет, напишет, он не может молчать. Эмоциональность темы и снятие ограничения на ошибки помогают расшевелить ребят.

— Если показать ваш урок другим учителям, в чём они найдут его уникальность и необычность?
Александр:
— Наш урок, как и личность самого героя, вызывает (и вызвал) неоднозначную реакцию у коллег, у профессионального сообщества. Тем не менее, те, кто задаёт тренды современному образованию, оценили наше занятие. Многие участники, видимо, очень сильно напряглись, а в нашем случае был актуален слоган «Это же конкурс, расслабься, относись проще к выбору темы».

Алина:
— Думаю, мы для остальных учителей оказались тем самым Моргенштерном. У многих из-за ФГОСов, всевозможных проверок
и регламентов творчество помещено в какие-то рамки, к которым привыкаешь. Мол, я школьный преподаватель, я должен давать такое, поэтому реакция учителей «а что, так можно было?» показывает новизну формата. Вне школьных учебников ведь тоже есть жизнь.

Катерина:
— Идея была в том, чтобы не отмахиваться от происходящего,
от Моргенштерна с его охватами, с его количеством лайков — он наша реальность. Давайте использовать тот инструментарий анализа, что
у нас есть, чтобы попытаться понять это явление. Не сказать: «Ой, какой ужас!» — и переключить программу. Не сказать детям: «Ой, да что вы, какие глупости, вот вам классика, идите наслаждаться», а отнестись
к этому серьёзно и разобраться, в чем феномен.

— Удалось ли вам взглянуть по-другому на преподавание вашего предмета?
Алина:
— Мне было страшно, как отреагируют на наш урок. Да, конкурс — это конкурс, мы делали то, что нравилось, у меня было ощущение, что тема должна кого-то зацепить, но мы существа социальные, так что
я задавалась вопросом «а что вообще другие-то скажут?». Когда сказали, что наша команда — абсолютный победитель, для меня стало откровением: профессиональное сообщество признаёт, что за этой свободой и широтой темы — будущее. Я даже поверила в наше образование. Не отмахиваться, а помогать ребятам разбираться в том мире, который их окружает — этот подход приняли, значит, не всё потеряно. Наша победа показывает, что в образовании всё может быть по-другому, и это «по-другому» признают.

Катерина:
— Я не школьный преподаватель, поэтому я довольно свободно себя чувствую на занятиях, ведь техникум и креативная индустрия предполагает творчество. Только давайте его в правильные рамки помещать, как фотографию: мы не просто рассматриваем современные вещи, а делаем выводы, что-то прогнозируем, что-то новое на этой базе создаём. Я абсолютно согласна с тем, что говорит Алина: мне тоже было удивительно, но не страшно. Перед последним этапом были консультации экспертов конкурса, и уже тогда было понятно, что нас поддерживают, и эта поддержка очень нужна и интересна.

Александр:
— Как человек, который работает в школьной системе не один год,
я рад, что она не является чем-то закостенелым, проржавевшим
и скрипящим. Она тоже развивается, учителя должны признавать и такой профессиональный опыт. Радует, что мы идем в ногу со временем.

— Что понравилось и не понравилось в конкурсе?
Александр:
— Наверное, в первую очередь понравился опыт непосредственности
и общения с подростками не просто «как» на равных, а на равных. Я ещё встретил педагогов, которые уже мне знакомы по другим профессиональным мероприятиям. Это говорит о том, что те люди, которые неравнодушны к образованию, которые готовы помогать его развитию, действительно поставили перед собой эту цель и относятся
к ней очень-очень серьёзно. Однако, на некоторых этапах конкурсах
я ожидал более доброжелательной реакции от коллег.

Алина:
— Мне было жаль, когда преподаватели начали использовать конкурс как способ получить сертификаты, ругали организаторов за то, что сертификаты оформлены не по форме. В то же время мне очень понравились разные сервисы и фишечки, которые показывали другие участники и которые я раньше не использовала. Здорово и то, что некоторые учителя не боялись брать достаточно сложные темы. Я одну услышала и подумала: «Боже мой! Даже название сложное, а как её преподнести и раскрыть?» [Речь идёт об уроке «В Москву! В Москву!
В Москву!»: последствия экономического кризиса моноструктурных поселений». — Прим. ред.]. Это тоже, мне кажется, вызов, который бросили себе некоторые преподаватели, такая преподавательская смелость.

Катерина:
— Я считаю, что мне очень повезло с коллегами, мы все втроём не побоялись это безобразие учинить. Алина совершенно замечательно всё фиксировала и записывала, без неё мы бы не выплыли. Выяснилось, что Александр работает с подкастами, получилось классное видео. У нас
в процессе работы ни разу не было момента, когда мы бы засомневались в своей идее: мы все выстроились в одну шеренгу и шли к одной цели.

— Что вы посоветуете учителям — как сделать урок интересным?
Александр:
— Прежде всего, попробуйте спросить у учеников, что им интересно, что вызывает эмоциональный отклик. Это особенно важно в гуманитарных
и социально-правовых дисциплинах. Использование материалов, которые не оставляют никого равнодушным, я считают ключом
к успешному уроку. Мне, например, лучше всего удаются уроки
по истории Мезоамерики: индейцы, языческие божества, джунгли — сам себе я напоминаю мудрого питона Каа, который буквально гипнотизирует учеников своими рассказами.
Алина:
— В маркетинге есть такое понятие — исследование целевой аудитории. Мне кажется, что учитель должен знать свою целевую аудиторию, узнавать, чем увлекаются его ученики, не обесценивать, а уважать
их опыт. Это не значит, что нужно общаться с учеником на равных: какая-то субординация должна остаться, просто эту дистанцию нужно сокращать.

Не обязательно понимать все приколы и тиктоки — ученики от тебя этого и не ждут. Им нужно, чтобы их признавали и уважали как личностей, понимали значимость их чувств и проблем. Домашка не должна быть важнее состояния ученика, она должна органично встраиваться в его жизнь, а не мешать ей.
Обучение должно привлекать как познание себя и понимание мира, страху не должно быть места. По сути, любая гуманитарная наука — это наука о человеке, эмоции которого практически не меняются.
И в истории, и в книгах — мы везде встречаем самих себя. Преподаватель должен владеть сторителлингом, увлекательно рассказывать историю, выстраивать композицию, драматургию урока, где через конфликты и сложности будет раскрываться живой человек.

Катерина:
— Я придерживаюсь позиции, что общение ученика и учителя никогда
не будет совсем уж на равных. Всё-таки учитель должен вдохновлять, мотивировать и вести за собой. Роль эксперта, который искренне заинтересован в прогрессе и росте своих учеников — мне ближе. Конечно, эксперт не может самоутверждаться за счёт учеников,
не может обосновывать своё мнение иерархией или административным ресурсом. Вместо того он должен доносить свою глубокую экспертизу user-friendly. Например, какая цель контрольной? Найти ошибки, наказать или дать дополнительную возможность для обучения, роста
и открытия чего-то нового? Если выбираем последнее, карательные методы могут смениться поддерживающим обучением.

Когда готовились, мы нашли также интересное исследование по трансформации ценностей в России. И по моим наблюдениям, сейчас
с учениками можно и нужно говорить на таком языке. Если
в предыдущем поколении были сильны коммерческие, потребительские стремления, то сейчас актуальными становятся моральные, этические нормы. Это даёт нам новые возможности.
— Будете ли вы повторять урок?
Александр:
— Я, безусловно, буду. Со своими девятиклассниками я уже обсуждал опыт проведения этого урока, они были заинтригованы, даже в шоке, спросили меня: «Где Вы, Александр Викторович, и где Моргенштерн?». Но мы интересно поговорили о развитии индустриального
и постиндустриального общества, о постмодернизме.

Алина:
— Мои ученики были на репетиции нашего урока. В субботу у нас был конкурс, а в четверг и пятницу мы обкатывали ход и формат занятия. Ребята пришли с желанием просто помочь нам, а вышли с большим количеством эмоций. Некоторые были два раза, так им понравилось. Повторять слово в слово этот урок я вряд ли буду, но какие-то элементы стану использовать, например, образ Моргенштерна в разговоре
о постмодернизме и постиндустриальном обществе. На эту тему я даже написала пост для своего блога в Инстаграме.

Катерина:
— Сам урок есть в записи, но приёмы, конечно, буду использовать. Меня попросили всему педагогическому коллективу техникума рассказать
об этом опыте. Надеюсь, и коллеги смогут взять что-то на вооружение.



Читайте также