МАТЕРИАЛ ПОДГОТОВИЛА МАРИЯ РУСАНОВА
«Главный редактор — это человек, который должен хорошо чувствовать, что сейчас происходит в обществе»: Наталья Родикова — о том, как создаётся журнал
Выпуск журнала — это многоступенчатая работа, требующая сил и профессионализма. Не каждый набор даже очень хороших текстов может стать полноценным номером.

Наталья Родикова, главный редактор «Домашнего очага», рассказала «Своими словами» о том, из чего состоит журнал, как формируется повестка издания и как научиться редактировать тексты начинающим авторам.
Источник фото:rhm.agency
— Зачем журналу нужен главный редактор?
— Главный редактор нужен, чтобы придумывать номер, который будет интересно и полезно читать именно сейчас.

Главный редактор — это человек, который должен хорошо чувствовать, что сейчас происходит в обществе, ловить новые смыслы и даже стараться в какой-то мере их создавать.

Он, как правило, даёт идею номера, старается вдохновить ею коллег и дальше уже вместе, в командной работе, старается проработать её, увидеть сильные места и возможности, которые дадут те или иные темы для статей в разных разделах. Потом читает всё, что получается, редактирует некоторые тексты: от некоторых, может быть, отказывается, а некоторые заказывает, когда видит, что получающаяся драматургия номера этого требует. Важная роль главного редактора — формулировать и оберегать ценности издания.

Стилем, какими-то внешними вещами иногда можно поступаться. С ценностями всё сложнее, их надо беречь и отстаивать.


— Каким бы одним словом вы описали роль главного редактора?
— Вдохновитель? Идеолог?


— Нужно ли учиться на факультете журналистики, чтобы стать главным редактором? Как строился Ваш профессиональный путь и как Вы пришли к этой должности?
— Я знаю много хороших главных редакторов, которые учились на факультете журналистики, и знаю также много хороших редакторов, которые не учились там. Мне кажется, если бы у меня сегодня была такая возможность, я бы попробовала поступить в хороший институт на факультет журналистики, потому что это, как минимум, отличная среда для развития. Понятно, что ничего лучше практики нет, и журналистика — это, в первую очередь, практика, но мне было очень трудно начинать свой путь совсем «с мороза», я вообще не умела писать, не понимала, как строится текст, как работает СМИ, что это вообще такое.

Я попала в эту сферу невольно: училась в Новосибирске на преподавателя русского языка и литературы и случайно, за компанию, прошла пробы на телеведущую развлекательной программы. Потом стала руководителем нескольких программ, затем переехала в Москву и стала редактором канала для родителей, а через пару лет — его главным редактором. В журнал меня позвал предыдущий главный редактор, когда пошёл на повышение: ей показалось, что я разделяю те ценности, которые были для неё, как для главного редактора, важны. Сейчас, спустя почти семь лет, я понимаю, что кроме этих ценностей и руководительского опыта у меня не было ничего! Тексты я училась писать на ходу и до сих пор учусь, и до сих пор многие мои прошлые тексты кажутся мне ученическими. Мне их немножко стыдно перечитывать, хотя мои друзья говорят, что я к себе придираюсь. Но, объективно, я бы сейчас не хотела видеть опубликованными большинство своих текстов.


— Какой путь проходит журнал перед выпуском? Какие люди трудятся над его созданием, чем они занимаются?
— Первым делом происходит планерка, на которой главный редактор пытается сформулировать идею нового номера: вместе с коллегами мы перебираем разные подходы, кристаллизуем смыслы, смотрим, в каких разделах какие статьи могли бы быть на ту или иную тему. Придумываем, кто мог бы быть на обложке, чтобы стать «лицом» выпуска. Это довольно трудное и, пожалуй, самое тяжёлое и не всегда успешное занятие. Потом редакторы разделов планируют конкретные материалы в номер или пишут их сами и берут комментарии у экспертов. Затем, когда тексты появляются на сервере, дизайнеры начинают процесс верстки в программе Adobe Indesign.

Я читаю тексты, как правило, уже в вёрстке, когда работаю с редакторами, которых давно знаю, после максимально подробного обсуждения идеи статьи, утверждения эксперта: это суперважно, эксперт тоже должен разделять ценности издания.

Редактирую, как правило, минимально, главным образом моя задача на этом этапе — докрутить заголовок, сделать его интересным, точным.

Параллельно идут съемки, главная из которых — съемка обложки и cover story — фотоистории, которая будет сопровождать заглавное интервью. Над съёмками трудятся арт-директор и редактор фэшн-раздела, вместе с ними мы придумываем визуальную концепцию. Затем продюсер ищет подходящие референсы для нас и съёмочной команды, а потом организует съёмку в подходящем помещении. На съёмке работают уже с фотографом и осветителем, с гримером и стилистом.

Когда материалы сверстаны, мы распечатываем верстки на бумаге маленькими квадратиками и развешиваем на пробковой доске, чтобы посмотреть, как журнал «выстроился», как разные материалы визуально и смыслово сочетаются друг с другом: может, что-то нужно поменять местами или заменить в каком-то материале картинки из фотобанков. В этот же момент по номеру расставляется реклама — рекламные полосы тоже распечатываются и «примеряются» к редакционным материалам: они должны подходить друг другу — по возможности, конечно. Когда всё готово, отдаем номер в печать.


— Как формируются темы номеров?
— На планерках часто придумывается не только ближайший номер, но и несколько номеров наперёд, когда понятно, какие темы мы сейчас очень хотим, какие нужны, какие «продадутся» читателю и рекламодателю в будущем.

Журнал существует на деньги от рекламы, и каким бы ни был прекрасным номер, если ключевые рекламодатели его не оценят, не сочтут привлекательным, сделать номер будет трудно.


— В «Домашнем очаге» недавно вышел спецвыпуск про школу. Почему вы решили подготовить выпуск именно на эту тему? Что самое значимое, по вашему мнению, удалось с его помощью показать, донести?
Мне как главреду и маме троих детей, у каждого из которых была непростая школьная история, казалось важным поговорить на эту тему.

Очевидно, что и мире вообще, и в России в частности происходит кризис образования.

Старые практики не очень работают, а новые сложно вообще увидеть, потому что школа — институт консервативный, новое пускает в себя неохотно. В тупике при этом и родители, и сами учителя. Кроме того, российская школа полна насилия, просто в безумных количествах. Многие наши эксперты, которые говорили о разных аспектах школьного образования, так или иначе эту тему затрагивали, и мне она кажется максимально важной для разговора о школе.

Какими бы сильными предметниками, заслуженными преподавателями ни были учителя, если ребенку в школе плохо — ничего хорошего с ним там происходить не будет. Неслучайно и главная героиня номера — певица Лиза Монеточка — в разговоре о своем школьном опыте сосредоточилась именно на насилии, в первую очередь со стороны учителей. Именно от их отношения, от их позиции зависит, будет ли каждый ребенок в классе в безопасности от буллинга.


— Не столь давно, кажется, «Домашний очаг» начал писать о домашнем насилии, провели круглый стол с Залиной Маршенкуловой и Оксаной Васякиной, авторками книг с фем-повесткой. Как и почему изменилась повестка «Домашнего очага» за последний год?
— Повестка, касающаяся феминизма, изменилась несколько лет назад, и с тех пор мы уверенно движемся по этому пути. Для меня сейчас очевидно: феминизм формулирует главные ценности, которые необходимы в разговоре про женщин и с женщинами.

Безопасность, равенство, достоинство, свобода выбора — пока эти вещи в жизни женщины отсутствуют, никакие модные помады, пальто, сумки, никакие рецепты и лайфхаки работать не будут.


— Какие советы вы бы дали начинающим авторам — возможно, школьникам? Как научиться редактировать себя?
— Редактировать себя сложно, поэтому у любого автора, даже самого крутого, должен быть редактор. Максимум, что можно сделать самому — попытаться создать несколько подходов к тексту, перечитывать несколько раз на свежую голову, выкидывать всё лишнее. Штампы, например, любые фразы, к которым легко пристраивается конструкция «как известно». А кроме того, надо выбрасывать всё, во что не веришь.

Всё, что написано для красоты и для читателя, не будет работать, если это по-честному не работает для тебя.

Читайте также