ТЕКСТ ДЕНИСА СМЕТАНИНА
«Британские учёные доказали, что…», или почему мы верим новостям со словами «наука» и «университет»
В древние времена слово «наука» заменяли слова «воля духов» или «сверхъестественное». То, что нельзя доказать или опровергнуть. Однако с появлением науки ощущения людей мало изменились. Многие из нас видели или слышали новости наподобие «британские учёные доказали, что … » или «кофе для сердечно-сосудистой системы, по мнению немецких учёных ...».

Задумывались ли Вы, что когда мы слышим слова «наука», «учёный», «институт исследований», мы практически на бессознательном уровне доверяем увиденной или услышанной информации? Например, «интернет-газета Z разместила статью, что больше двух чашек кофе вредят здоровью зубной эмали, замедляют человеческую реакцию», и часто в статье звучит фраза «согласно исследованиям учёных из Питтсбургского университета». Однако почему мы почти всегда верим подобным данным, не пытаясь проверить их достоверность?

О проблемах коммуникации науки и общества, важности умения объяснять сложное своими словами и циркуляции данных рассказываем в нашем новом материале.
подпись фотографии/выделение мысли
В древние времена человек верил практически любым утверждениям тех, кто обладал знаниями и отвечал за сохранение наследия своего племени или народа. Например, никто научно не пытался объяснить происхождение молний, образование облаков или причины горения огня. Всё это считалось волей сверхъестественных и божественных сил, которые определяют явления природы. Поэтому утверждение «это происходит по воле богов» считалось аксиомой и не требовало подтверждений.

Однако со временем человеческое общество менялось, «усложнялось» и происходящее вокруг требовало более подробных и глубоких объяснений, которые «вера» уже не могла предоставить. Так появляется институт науки и учёных, пытающийся объяснить материальный мир с точки зрения общественных потребностей, необходимости изобретения новых способов улучшения существования, которые могли бы помочь в борьбе за выживание.

Так как учёных было мало и большинство из них, как правило, проходили через религиозную схоластическую систему образования, научная информация, производимая ими, была нужна исключительно для узкой прослойки людей — предпринимателей, кузнечных мастеров, интересующихся наукой аристократов и других коллег-учёных.

Наука на первых порах жизни не обладала статусом и авторитетом, а также широкой базой, охватывающей всё население, способной заставить людей безапелляционно поверить любому её открытию. Однако, с течением времени общество становилось более образованным, потребление научной информации ширилось, и это формировало почву для критики науки и научности утверждений и фактов. В XIX в. институт науки развивается настолько, что люди верят в существование эфира, доказанного через эксперименты, о чём рассказывают в появляющихся газетах и журналах. СМИ сообщают об удивительных экспериментах и научных данных, во что охотно верит массовый читатель. Например, в The New York Times писали, что электричество можно передавать по воздуху и приводили в качестве доказательства ночные вспышки как результат эксперимента Н. Теслы. Этому поверили не только обыватели, но и предприниматели, охотно заинтересовавшиеся открытием.

Всё это, в конечном итоге, приводит нас к настоящему времени, в котором мы ежедневно потребляем «научную» информацию из самых разных источников: Tik-Tok, Instagram, интернет-издательства или пабликов в ВК. Порой нам кажется, что информация из паблика «Штурм мозгов» в ВК является истинно научной, и мы охотно верим написанному. Здесь мы сталкиваемся с проблемой так называемой научной коммуникации или коммуникационной «поломки», когда между наукой и общественной аудиторией встаёт третье лицо — коммуникатор или посредник. Как правило, большинство СМИ и издательств не разбираются в научных темах и могут искать материал для своих публикаций на новостных порталах институтов, исследовательских лабораторий, научно-исследовательских групп и др. Перерабатывая материал для статьи, они вполне могут осознанно не объяснить и не перевести на «доступный» язык для аудитории информацию, которая является критически важной для понимания научного феномена. Проблема «перевода» с языка науки на язык массовый — одна из самых важных и труднопреодолимых на сегодняшний день.

Как правило, мы сталкиваемся со статьями и текстами интернет-изданий, где используется лексика учёных, не адаптированная для «рядового» читателя. Следовательно, при наборе сложных терминов или моделей объяснения информации в статье, мы склонны согласиться с автором, и если перед самим сложным текстом стоит заголовок «5-6-я чашка кофе: немецкие ученые доказали, почему вредно пить больше двух кофе в день», мы откажемся от техники «медленного чтения» и предпочтем поверить на слово, заодно приняв от науки совет, что пить больше 2 чашек кофе вредно, ведь понять суть открытия немецких учёных мы всё равно не можем без «перевода».

Тренд современности звучит как кредо: чем короче, проще текст и видео, тем лучше. Яркие заголовки с сохранением научного языка создают ту самую ловушку, в которую попадает простой читатель — он верит сказанному и считает информацию научно достоверной, тем самым достоверным «научным» фактом, который нельзя опровергнуть. Однако на пространствах Интернета мы можем столкнуться с двумя типами такой «поломки» коммуникации между наукой и обществом: «фейк» или «подлог» и «искажение/преломление информации».

Например, в Tik-Tok публикуется видео, в котором говорится, что учёные нашли подлинник Повести временных лет, где рассказывается вся «правда» о Руси и о начале государственности. Большей части аудитории это будет не интересно, однако те, кто вспомнит первые школьные уроки по истории России, воспримут эту новость позитивно — «ура, нашли Повесть временных лет!». И лишь скептики или интересующиеся историей скажут, что подлинника Повести временных лет не существует и её «предка» можно лишь косвенно найти в составе других летописей. И мало кто знает в среде «обычных» читателей, что летопись — это свод из самых разных летописных источников. Подобная же информация в СМИ и соцсетях вводит в заблуждение.

Иной пример — журнальная статья: «Иглы от болезней, свечи для благодати: как китайская медицина экономит средства людей и укрепляет здоровье?», перепечатанная в российском интернет-издании. Сам текст написан простым и понятным языком: в нём отсутствуют термины, а через обыденные яркие примеры говорится, что иглоукалывание и жжение благовоний благотворно сказываются на здоровье, и по этой причине люди не тратят деньги на антибиотики, иммуностимуляторы и др. лекарства. При этом для силы убеждения и воздействия на аудиторию приводятся цитаты сотрудников различных университетов, научно-исследовательских институтов или говорится общими словами: «научные сотрудники Нанкинского университета провели опрос/исследование...». После прочтения мало кто гуглит «гомеопатия», но все активно вводят запросы в Гугле «китайская медицина», «секрет долголетия китайцев» и др. Даже если поисковая система не находит нужных нам совпадений, мы стараемся верить полученным сведениям до конца, и более того — пробуем встраивать «полезные» советы в свою повседневную жизнь. Например, сократщаем потребление кофе до двух чашек или активно пьём чай, параллельно стараясь найти аргументы в Википедии и на новостных сайтах в пользу его распития больших объёмов вместо кофе.

По причине возникновения «поломок» в коммуникации между научным сообществом и общественностью появился институт научного коммуникатора — человека, который разбирается в своей научной сфере как профессионал, способный подтвердить или опровергнуть информацию из источника, а также обладает навыками «рекламы» и презентации сложного научного материала своими словами. Цель научного коммуникатора состоит не только в проверке данных различных СМИ, но и в том, чтобы стать научно-популярным автором и эксплейнером, который способен рассказывать о науке на «живом» языке доступным для понимания каждого. Например, недавно в Tik-Tok появился школьный учитель по физике из Петербурга, который за 20-30 секунд способен объяснить основные законы механики и рассказать о них с помощью собственных слов и наглядного видеоряда. Он — живой пример эксплейнера. Или сториз в Instagram учёного-химика, наглядно демонстрирующего разные явления за 10-15 секунд с помощью бытовых веществ, которые есть в каждом доме.

Научная коммуникация является важной составляющей нашего восприятия научных данных, и порой она позволяет с лихвой подвергнуть сомнению фразу «британские учёные доказали, что ...». С другой стороны, «взращивание» научного общественного мнения в духе критического отношения к получаемой информации также является целью эксплейнеров. Другой вопрос — насколько наука должна быть «простой» или «элитарной»? Об этом мы поговорим в следующих статьях «Своими словами».


— What's an ideal font size for footnotes and is there any reason the footnote font needs to be smaller?
— For a footnote, for it to be used in-text, the writer found some content necessary to include with the manuscript, however less initially important than the main copy. Therefore, it is necessary for the main copy to have more hierarchy than the footnote.
— What's an ideal font size for footnotes and is there any reason the footnote font needs to be smaller?
— For a footnote, for it to be used in-text, the writer found some content necessary to include with the manuscript, however less initially important than the main copy. Therefore, it is necessary for the main copy to have more hierarchy than the footnote.

Читайте также