Страна и её дети в зеркале собственных сочинений: интервью с Екатериной Шульман
Старт II Всероссийского чемпионата сочинений «Своими словами» всё ближе, потому самое время освежить в памяти итоги первого года. Проанализировать не просто отдельные работы победителей и призёров, но изучить и оценить статистику по сочинениям всех, кто написал их на втором этапе.

В этом процессе переосмысления «Своими словами» согласилась поучаствовать Екатерина Шульман, политолог, доцент кафедры политических и правовых учений факультета Политических наук Московской высшей школы экономических и социальных наук (Шанинка).
источник фото:
vlast.kz
— Екатерина Михайловна, давайте обратимся к статистике по итогам первого Всероссийского чемпионата сочинений «Своими словами». Что мы можем отметить, взглянув на неё?
— Прежде всего я бы хотела поблагодарить организаторов конкурса за возможность быть к нему причастной, потому что это открывает человеку, в школе не работающему, широкий портал в жизнь старшей школьной России, которая иначе не могла бы стать мне доступной.

Региональная статистика показывает, что все субъекты федерации, кроме Чукотского автономного округа, «дошли» до отборочного этапа. Что касается региональной разбивки: трудно удивляться тому, что на первом месте по количеству работ будет Москва, на втором Санкт-Петербург, а на третьем — Московская область. Такова концентрация людских ресурсов в России, так выглядят статистические результаты почти по любому параметру: от подушевых расходов до количества театров и музеев на душу населения. Распределение неравномерное и, возможно, несправедливое, но ожидаемое. Есть участники из стран зарубежных. Обращу внимание на то, что первая по численности присланных работ страна после России — это Казахстан.

Что ещё показалось мне интересным: девочек больше, чем мальчиков, причём принципиально больше. То есть по-прежнему, по крайней мере в этом возрасте, письменная и устная речь дается девушкам легче, чем молодым людям. Связано ли это с природными особенностями или с гендерной социализацией — вопрос, открывающий двери в ад, поэтому мы их открывать не будем, а просто зафиксируем этот факт.

Поскольку успешное участие в конкурсе даёт некоторые преимущества при поступлении в ряд ведущих вузов, приятно думать что эти молодые люди, которые умеют так занимательно писать, воспользуются этой возможностью, чтобы продолжить своё образование, встретиться с такими же, как они, и попасть в насыщенную культурную и образовательную среду.

— Что вас порадовало, а что, наоборот, насторожило?
— Мне показалось интересным, что последний этап конкурса организован игровым способом. То есть участники не просто пишут, изливая душу на бумаге, а объединяются с людьми, которые тоже пришли на чемпионат, но при этом совершенно с другими темами и совершенно другим кругом интересов, чтобы совместно изобразить некий общий проект.

Это, конечно, несколько искусственная конструкция: обычно люди собираются добровольно, ведомые некой целью, а не объединенные организатором, но любая ситуация обучения — ситуация искусственная, это в таком контексте не недостаток. То, что называется не совсем научным термином «синергия», действительно даёт интересный эффект: когда люди, думающие о разном, оказываются вместе и вынуждены работать на некую общую цель, получается любопытно.

С другой стороны, должна сказать: я прочитала сочинения финалистов, в которых они описывали свои впечатления и ощущения от совместной работы. Это хорошие тексты, такие юные и жизнерадостные, но меня несколько насторожило их лексическое сходство. Люди употребляют одни и те же устойчивые выражения, один и тот же тип лексики. Когда слово «команда» прочитаешь 15 раз, становится грустно: видна некая бедность словаря. Но я понимаю, что дело не в том, что люди не знают других слов, а в том, что сама ситуация притягивает определенный вокабуляр. Это не плохо, но хочется, чтобы командная работа и индивидуальность не противоречили друг другу, иначе у нас выходит финал конкурса на самого системного, наиболее гладко выглядящего маленького сотрудника какой-нибудь региональной администрации. Впрочем, когда читаешь, как люди преодолевали свою, как они это называют, «интровертность», а на самом деле упражняли ещё не сформированные в их возрасте коммуникативные навыки, понимаешь, что это действительно полезный опыт.

Я хочу обратить внимание, что, судя по данным опросов, это самое поколение Z — люди, рожденные после 2000 года, — именно коммуникативные навыки в себе и окружающих ценят выше любых других. Способность общаться, выражать свои чувства и понимать чувства другого — это действительно навык нового века. Поэтому справедливо, что молодые люди в первую очередь обращают внимание именно на него.

— А какие-нибудь ещё черты поколения Z вы увидели в текстах участников?
— Давайте сразу скажу такую вещь: поколенческие свойства, поколенческие качества, поколенческие ценности существуют. Это социологически фиксируемый факт. Тем не менее, абсолютизировать их опасно. Люди, рожденные в одни и те же годы, не являются никакими ментальными близнецами. На человека в гораздо большей степени, чем его дата рождения, влияют его окружение, происхождение, воспитание, его собственный опыт.

Давайте не будем пользоваться удобными маркетинговыми ярлычками — названиями поколений с буковками — слишком уж лихо. Давайте верить в человеческую индивидуальность, она объективно существует.

Сделав эту оговорку, могу сказать следующее. Я уже пожаловалась (настоящий пожилой преподаватель должен жаловаться на что-нибудь) на некую словарную ограниченность авторов сочинений. Есть ощущение, что люди говорят даже не одинаковыми отдельными словами, но некими готовыми конструкциями. Это естественно, потому что язык — это навык, языковому самовыражению люди обучаются, общаясь и потребляя лексический контент. Понятно, откуда этот несколько однообразный язык у людей берётся.

Я работаю не со школьниками, а со студентами, но тоже вижу некоторые трудности с русским языком, с его непростой грамматикой. Вижу склонность к сочетанию, с одной стороны, просторечий, с другой — канцеляризмов, которые часто делают письменную речь невнятной. Человек говорит некоторые общие слова, и непонятно, что он, собственно, имеет в виду. Конечно, художественная литература дана нам на то, чтобы наш кругозор, в том числе и лексический, становился шире. Но в модус жалоб «нынче дети книжки не читают» я впадать не буду: они читают много, хотя, действительно, не совсем то и не совсем таким образом, как было принято 20 или 30 лет назад и что считалось «настоящим чтением», то есть чтение художественных и образовательных текстов на бумаге, от первой страницы до последней. Тем не менее, они постоянно читают и пишут, а, как известно, какой навык упражняешь, такой у тебя и развивается.


— А что вы можете сказать про содержание сочинений?
— Прочитав несколько сочинений финалистов и победителей, видишь, что социологи своё дело знают. Действительно, обобщенный портрет поколения находит отражение и в текстах. Это, во-первых, коммуникативность, внимание к другому, внимание к себе, довольно развитая рефлексия. Уж не знаю, родители ли научили, психологическая литература или популярные сериалы, но навык рефлексии почти автоматический: люди отслеживают свои переживания, их изменения, то, что называется не очень научным термином «личностный рост». Те трансформации, которые так быстро происходят с молодым человеком, для него самого являются предметом внимания и осмысления.

Пресловутая осознанность, видимо, не рекламный миф, а нечто, что молодые люди воспринимают как ежедневную, почти ежеминутную практику своего мышления.

В текстах видна вера в разнообразие мира, но это не ощущение безграничных возможностей. Вообще, читая сочинения, я вспомнила ещё одну характеристику поколения Z: её иногда называют стремлением к безопасности, иногда конформностью, иногда даже консерватизмом, что довольно удивительно выглядит применительно к молодым людям. Но некоторая осторожность, отсутствие замаха, радикализма, практикоориентированность видна. Понятно, что то, что мы имеем, — в высшей степени нерепрезентативная выборка. Это люди, которые пришли на конкурс, которые имели достаточно ресурсов, чтобы вообще о нем узнать и дойти до участия в нём, люди, которые не просто поучаствовали в нём, а дошли до финального этапа. Это уже очень отобранная публика. Может быть, те, кто имеет склонность к крайнему образу мыслей и какой-то специфической решительности в своих умозаключениях, в конкурсах не участвуют, а занимаются в это время чем-то другим. В текстах участников есть рациональность, не очень видно какого-то широкого фантазирования. Люди как будто себя ограничивают тем, что кажется им реальным. Мы не будем говорить, хорошо это или плохо, но это заметно.

Видно, что авторы сочинений очень глубоко погружаются в свою тему. Специализацию нам когда-то называли свойством западного мира, говоря, что советский человек знает обо всём понемножку и вообще отличается всемирной отзывчивостью и универсальностью, а западный человек — эксперт, знает свою область, а в других может быть чудовищно неграмотен. Ярко выраженной неграмотности, естественно, ни в одном тексте невозможно было заметить, потому что, еще раз повторю, мы имеем дело со специфической публикой, но умение и желание погружаться в свою тему на такую хорошую глубину заметно и радует. Эти люди будут хорошими специалистами в той области, которую они для себя изберут.


Читайте также