ТЕКСТ АНАСТАСИИ ЗИНЧЕНКО
Табу или не табу?
Задавались ли вы вопросом, как изменилась детская литература за последние 50 лет? Чем она отличается сегодня от тех книг, которые читали детям ещё в начале XX века во всём мире? Стали ли в произведениях для детей — в том числе в современных мультфильмах — затрагивать ранее запретные темы: насилие, смерть, испражнения?
Источник фото: pixabay
Возможно, вы никогда не задавались вопросом, какие темы в детских произведениях обходят стороной и почему. В нашем обществе принято не разговаривать с детьми на «взрослые темы». То ли нам кажется, что так мы обезопасим себя и ребёнка, то ли мы просто не умеем подбирать слова для разговоров о смерти, насилии и о том, как работает человеческое тело. Сегодня новое поколение родителей, выросшее в постсоветском пространстве, иначе подходит к детскому воспитанию. Родители чаще говорят с детьми о запретном ранее. На прилавках всё больше детских книг, в которых с помощью простого языка и ярких картинок авторы стремятся рассказать о человеческом теле, о том, что такое смерть и как её воспринимать, почему насилие существует и как к нему относиться.


В культурах народов мира тема смерти воспринимается по-разному. Так, например, в 2017 году во всемирный прокат вышел мультфильм «Тайна Коко». Его события происходят в Мексике в канун Дня мертвых. Для мексиканцев это день памяти предков. Считается, что в этот день души умерших спускаются на землю к тем, кто о них помнит. В мультике затрагивается тема важности уважения памяти ушедших родных и, несмотря на то, что смерть как явление довольно сложна в восприятии и обсуждении, тем более для детей, мультфильм стал очень популярным по всему миру. Этот пример демонстрирует то, как постепенно табуированные ранее темы в детской литературе и мультипликации становятся обсуждаемыми. В России «Тайна Коко» вызвала неоднозначную реакцию: родители с опаской пускали своих детей в кино на просмотр такой анимации. Однако, даже в сознании русского человека эта тема уже не кажется такой страшной в контексте детского восприятия.


На самом деле многие сказки, которые нам читали в детстве, повествуют о смерти и о жестокости. Но любая сказка хороша тем, что её можно интерпретировать каким угодно образом. Что, если мы скажем, что всеми нами любимые сказки «Бесконечная история» и «Питер Пен» тоже повествуют о смерти и жестокости? Просто в сказках добро побеждает зло, а умирают, обычно, понарошку. Например, улетают в страну, где никто и никогда не взрослеет!


Но что, если не закрывать такие неотъемлемые части жизни завесой тайны, а говорить о них спокойно и по-доброму, но честно? То, насколько наше общество готово к открытому разговору с детьми об этом, можно судить по возрастному цензу, которым маркируют книги. Так, например, все книги Астрид Линдгрен продаются на OZON Books с пометкой 16+, в то время как мы все знаем (и читаем) её истории с ранних лет.


Тема табу в детской литературе любопытно раскрывается в статье Екатерины Асоновой «Детские книги в круге чтения взрослых». Автор рассказывает о четырёх сферах табуированного в детской литературе и отвечает на вопрос: почему мы стесняемся или вовсе не хотим говорить о том, что является неотъемлемой частью жизни? В качестве примера описания жестокости в детской литературе в статье рассматривается книга «Сахарный ребенок» Ольги Громовой. Важность повествования в том, что акценты смещены на что-то доброе и светлое, что вытесняет воспоминания о жестоком и страшном.
«В этом и заключается важнейшая особенность детской литературы — умение рассказывать о мире с позиции ребенка».
Екатерина Асонова
кандидат педагогических наук, заведующая лабораторией социокультурных образовательных практик ИСП МГПУ, автор
и руководитель проекта«Детские книги в круге чтения взрослых»
О теме «физиологических отправлений» можно почитать в книге Аллы Беловой и Бориса Войцеховского «Все делают это» или, например, «Весна и какашка» Андруса Кивирякха. В обоих случаях писатели просто и весело рассказывают о том, что, казалось бы, совсем уж непристойно для книг и детских глаз! Но если вдуматься, легко можно понять, что описанное в книгах — такая же часть детской жизни, как прогулка и сон. Так почему бы не поговорить об этом?


Наверное, самая страшная тема — тема смерти. От того ли она страшна, что никто не может осознать смерть? Тем не менее, говорить об этом важно. Любой ребенок рано или поздно сталкивается со смертью. Можно рассказать о ней ребёнку через картинки и добрый образ, как это сделали испанцы Алекс Ногес и Гуриди в книжке «Парко». Кроме того, советуем вам уделить внимание книге норвежской писательницы Элисабет Хелланд Ларсен «Меня зовут Смерть», где от первого лица Смерть рассказывает о том, кто она и когда приходит к людям.



Что же до темы сексуальности и телесности? Оказывается, об этой теме говорить сложнее, чем о любой другой. Но авторы пытаются, в силу своих возможностей. Из современных подростковых произведений, разговаривающих на эту тему, предлагаем вам обратить внимание на книжный сериал Мари-Од Мюрай «Спаситель и сын» (начало выхода сериала 2018 г.), в котором довольно тонко поднимаются темы идентичности и телесных практик.


К сожалению, большинство книг об этом — да и в целом многие «детские» книги, как бы противоречиво это не звучало — продаются с пометкой 18+. Но может быть взрослым стоит стать для детей мудрыми проводниками и вместе разобраться в том, что начнет волновать ребёнка уже в 10-12 лет?

Читайте также